У бизнеса женское лицо

1999 5-6 Поиск по журналу Нижегородский предприниматель   

История одного банкротства

Продукцию ООО “Татьяна" (сардельки, колбасу и масло) знают лишь немногие. "Если они такие хорошие, то почему о них никто ничего не знает?"— спросите вы. Ответ прост и невесел: вот уже три года "Татьяна" банкрот.

Лучше всего об этом расскажет хозяйка предприятия Татьяна Тимофеева (с.Чугуны Воротынского района):

— Это происходило в 1989 году. Можно сказать, что я и мой муж были первыми фермерами в области.
     Через четыре года организовали межфермерскую кооперацию "Татьяна". На строительство молочного цеха и пекарни получили кредиты из областного бюджета (немцовские, что давались на малую переработку). Под молочный цех переоборудовали бывший санпропускник колхоза "Новый путь". В здании, построенном под котельную, сделали хлебопекарню. Предприятие заработало, стало давать прибыль. Начали ко мне экскурсантов возить — показывать, как российские фермеры живут. И вот приезжают как-то американцы, спрашивают: "Татьяна, что ты думаешь делать дальше?". У нас в общем-то был некий план (тогда это не называлось бизнес-планом) строительства колбасного цеха и зернокомплекса, чтобы зерно на хранение в Сергач не возить. Еще хотели коров на откорме держать. Рассказала я об этом американцам. А они мне поведали о том, что американское правительство на безвозвратной основе выделило России кредит для развития агробизнеса, что я могу этот кредит получить: "Ты ведь уже работаешь".
     Я привезла в Москву свой бизнес-план. Американцы меня спрашивают: "Как дела, как бизнес-план?". "Не приняли", - говорю. "Твое предприятие мы видели. Кредиты бюджету ты отдала. Мы верим тебе. И поможем". Однако, несмотря на их поддержку, выбивание денег заняло девять месяцев. В конце концов, американцы настояли, и через девять месяцев было решено дать нам кредит в 1 млрд. 689 млн. (старых) рублей. В эту сумму вошло не только строительство колбасного цеха, но и вся инфраструктура: смена подстанции, асфальт, заборы, канализация... Мы умудрились даже заложить зернокомплекс. Этот кредит безвозвратен для России, но не для меня. Построив завод, я должна была из прибыли построить на усмотрение районной и поселковой администрации объект социальной значимости. Я с ними заключила договор о строительстве моста в Чугунах. Деньги пришли только после того, как договор был заключен. Самое смешное началось потом. В 1995 году мы получили деньги, начали строить. Запустили колбасный цех. Начали отрабатывать технологию выпуска колбасы. Сертификаты, стандарты, специалисты... Маленькими шажочками двигались вперед, чтобы только не загубить продукцию. И тут является наша налоговая инспекция и составляет акт о том, что я должна 1 млрд. 970 млн. Они совершенно не приняли во внимание, что, в соответствии с соглашением, подписанным министром финансов России и послом Соединенных Штатов , я должна освобождаться от НДС, налога на прибыль, на транспортные средства. Все эти налоги на меня повесили, прибавив штрафы и пени.
     Тогда еще на наше счастье был Немцов. Мы ему поплакались, когда он сюда приезжал на пуск завода, и миллиард с нас сняли. Осталось еще девятьсот, а на них штрафы и пени росли. Приблизилось 1млрд. 100 млн. Эти деньги висят на мне до сих пор. И счета у меня заблокированы с апреля 1996 года. Так я стала банкротом, поскольку добилась инвестиционной помощи.
     Все это я написала в налоговую: "Нельзя снять налоги, хотя бы приостановите платежи. Это стоимость производства, а не только колбасного цеха. Пока я мост не построила, завод мне вообще не принадлежит. Я же договор подписывала". Они ответили: " Учитывая, что применение штрафных санкций (1,97 млрд.!) не может привести к прекращению дальнейшей производственной деятельности, отказать "Татьяне" в предоставлении отсрочки". Четыре года я вижу только такие ответы. И из областной налоговой, из департамента финансов — отовсюду. Они меня все время отсылают к налоговому законодательству Российской Федерации. Я им объясняю, что если международное соглашение противоречит налоговому законодательству, то в соответствии с Конституцией, поступать следует согласно международному соглашению. Никакого эффекта.
     Все ждала, когда же Госдума примет закон о таких, как я. Вот он вышел, так и называется "О безвозмездной помощи" от 5 мая 1999 года. По этому закону я освобождаюсь от налога на добавленную стоимость, идет возмещение из бюджета. И что вы думаете?
     Я пишу: "Решите со мной вопрос, Христа ради". Закон принят в мае 1999 года, ответ мне дают в июле: "Соглашение явилось основанием для предоставления отсрочки, но на данный момент оно прекратило свое действие. Поэтому все налоги начисленные, но не уплаченные подлежат взысканию". Ребята, да ведь Закон уже вышел! Когда же вы поймете! Четыре года мы с мужем занимались производством и вот уже четыре года - борьбой. Счет заблокирован. В пенсионный фонд мы деньги в мешочке носим. А ко мне и сейчас американцев возят. Спрашиваю: "Почему ко мне? Я же банкрот". А один господин и говорит: "Показывать, кроме тебя, некого. По этой программе было профинансировано 17 проектов. Построились только ты да еще один, в Подмосковье. Остальное разворовано". К этим пятнадцати никаких претензий нет, а ко мне? Что мне с этими деньгами нужно было делать: заводы строить или взятки давать?

Беседовала Раиса АФАНАСЬЕВА

Содержание номера | Поиск по журналу | Нижегородский предприниматель
Парсек
© Парсек,
г.Нижний Новгород,
1997-1999
Нижегородский бизнес on-line

© Иннов
© Поддержка и разработка сайта

  Яндекс.Метрика