Имена

1999 5-6 Поиск по журналу Нижегородский предприниматель   

Гордая стратегия "Полета"

Это повествование начну с того, что начальник цеха одного из столичных предприятий электронной промышленности – объединения “Плутон”, изделия которого работали на всем, что летало и плавало в нашей стране и за ее рубежами, включая первый искусственный Спутник Земли, двенадцать лет назад покинул Москву и уехал в городок российской глубинки Чкаловск. Когда на чкаловском оборонном заводе “Полет”, бывшем филиале "Плутона", из 1200 осталось 530 человек, он возглавил это предприятие, вывел его из глубочайшего кризиса, провел конверсию, начал реконструкцию, завоевал сертификаты международного признания и стал едва ли не самым интересным из известных мне генеральных директоров. Это не значит, что история Филиппа Фарбера столь безоблачна. Все намного сложнее, ибо происходит на изломе социально-экономического устройства общества.

    В традициях публицистов прошлого мне надо бы сказать: в жертву на алтарь Отечества человек принес свое пребывание в столице ради блага провинции. Но позвольте: что такое провинция? За какие такие провинности она названа провинцией? Ответ известен давно — за несамостоятельность мышления. Наш пример наносит этому представлению сокрушительный удар и заставляет размышлять о том, не происходит ли в последние годы некая рокировка между столичностью и провинциальностью. Не дает ли провинция столице некий пример жизни более достойной? Поэтому говорю: Москва лишилась Фарбера, а Чкаловск его приобрел.
     Хочу, чтобы меня сразу правильно поняли: да, без бывшего москвича не было бы современного акционерного общества “Завод “Полет”, но и без завода “Полет”, географически расположенного в городе Чкаловске Нижегородской области, не было бы управленца международного класса, интеллигента, если иметь в виду, что это понятие в России обременено общественно-этическим смыслом, предусматривающим не только высокую образованность, не только заботу о личном благе, но и служение обществу.
     Филипп Фарбер своей персоной опровергает расхожее нынче и рассчитанное на простачков мнение о том, что управленцу вовсе не надо знать то, чем он управляет, а надо обладать лишь некой эфемерной способностью регулировать мифические финансовые потоки. Еще с пеленок мы знаем, что никакой владелец капиталистического предприятия не доверит личное дело своему сыну, пока тот не пройдет все ступени служебной лестницы. На объединении “Плутон” будущий лидер "Полета" работал технологом, мастером, начальником участка, заместителем начальника цеха, начальником цеха. И вот тут мне хочется подчеркнуть одну мешающую деталь. На "Плутоне" был очень "долговечный" директор, ушедший на пенсию в 75 лет и не слишком заботившийся о служебном росте молодых, и, когда двум начальникам цехов предложили поехать в Чкаловск и поправить дела на “Полете”, который срывал важные оборонные заказы, они согласились. Один стал директором, а другой его заместителем по производству. Романтика, но помноженная на точный прагматичный расчет.
     И завод заработал. И все было хорошо. До тех пор, пока заместитель не стал открыто высказывать свое несогласие с направлением работы директора.
     Как бы в положении Фарбера поступили многие? Правильно: ходили бы на работу, получали зарплату и ждали лучших времен. Но это не в его натуре.
     В знак несогласия с политикой руководства он ушел с завода, и в его производственном стаже появился зияющий перерыв в полтора года.
     Однако давно известно: что ни делается, — все к лучшему. На общем собрании прежнему директору выразили недоверие, министр освободил его от занимаемой должности, и Филиппа Михайловича избрали директором. На основании заключенного контракта 30 декабря 1993 года он был назначен на эту должность приказом министра, так как тогда еще предприятие не было приватизировано. С этого момента на чкаловском заводе “Полет” началась новая эпоха.
     С чем прежде всего столкнулся новый директор? С пятимесячной задолженностью рабочим по зарплате, с огромной задолженностью в бюджет и внебюджетные фонды, с тем, что предприятие являлось кандидатом номер один на банкротство. Но опытный производственник знал, на что шел, он знал, что завод “Полет”— хотя золотник и мал, но дорог. Компактное предприятие электронной промышленности имело производства различных направлений: по обработке металлов резанием, штампово-прессовое, инструментальное, по изготовлению деталей из пластмасс, из алюминиевых сплавов, по изготовлению технической керамики, спаев техкерамики с металлами, мощное окрасочное производство, где использовалась редкая в Нижегородской области технология покрытия порошками в электростатическом поле, сборочное производство. И много другое. Завод автономен в области энергетики, он имеет свою котельную, которая обеспечивает теплом и горячей водой не только само предприятие, но и добрую треть города, есть своя водородно–кислородная станция. Предприятие было одним из немногих в области, работающих в такой тонкой отрасли, как СВЧ-техника специального назначения, то есть с уникальными материалами и по уникальной технологии. Ну, и, конечно, кадры! Так как люди работали на сложные электронные изделия, они тщательно учились в Москве и на заводе приобретали высокую квалификацию. Трагично было состояние, когда большая часть коллектива вдруг оказалась ненужной. Уходили лучшие, предприимчивые, смекалистые, но много талантливых и осталось, было с кем поднимать завод из полубытия. Мало кто в то время верил, что этого можно добиться, но генеральный, его заместители, руководители служб верили твердо.
     И вот тут мы подошли к вопросу: где была та точка, опираясь на которую, можно было перевернуть земной шар? Без обиняков отвечу: точка опоры состояла в самостоятельности, неординарности мышления. В незашоренности взглядов, в смелом выходе на нужных отечественных партнеров, на связь с иностранными фирмами. Тут, конечно же, сказался 14-летний опыт Фарбера на “Плутоне”, да и семь лет на “Полете” к началу директорства много значили, поэтому буквально с 1994 года “Полет” уже сотрудничал со шведской фирмой “Пума”, южнокорейской “Голд стар”, даже замахнулись было на американского гиганта “Эмерсон электрик”. Во всяком случае через год “Полет” уже хорошо знал, как, когда и с кем из иностранных партнеров разговаривать, чтобы представить интерес для этих фирм в качестве дилеров, как предприятие, которое может собирать изделия этих фирм, а затем и изготавливать их.
    

Я познакомился с Филиппом Михайловичем в 1995 году. Тогда он уже полтора года проработал генеральным. По всему видно было, что работу он любит, весь был в делах и мечтах, а в качестве реальных и возможных партнеров “Полета” фигурировали авторитетные фирмы страны. Спектр намеченных к выпуску изделий был интересен и широк. Планы глубоко прорабатывались, кое в чем обходили конкурентов, но не все удавалось. Уже тогда твердые позиции в номенклатуре “Полета” заняли комплектующие для железнодорожных вагонов, долговечная еврочерепица, покрытая порошковой краской, и, конечно, микроволновые печи СВЧ. На базе существующих изделий, а объединение “Плутон” чуть ли не первым в СССР освоило эту гражданскую продукцию, “Полет” стал выпускать печи, работающие от сети напряжением 24, 55, 110 вольт. До “Полета” такое не делал никто.

Из интервью 1995 года.
Корр.: "Сформулируйте, пожалуйста, Ваш основной принцип в подходе к освоению новых изделий. Каков он?"
Фарбер: "Делай только тогда, когда можешь сделать лучше других".

В 1997 году я приехал в Чкаловск и застал город в шоке. Пересуды шли повсюду. Еще бы! На фоне безработицы, на фоне низких нерегулярных зарплат, на фоне кризиса началась реконструкция предприятия.

Прежде всего закатили такое европреобразование административного здания, что, видя мраморные полы и лестницы, красивые потолки, стены и двери, все буквально обалдевали от изумления. Такого Чкаловск не видел за всю свою историю. И не сносил бы головы наш управленец, если бы завод “Полет” оставался социалистической государственной собственностью. Но поезд ушел, в стране пели другие песни, и дальнейшую судьбу частного предприятия – АО “Завод “Полет” — решали держатели основного пакета акций.

Руководитель предприятия выдерживал докучливые расспросы, косые взгляды завистников, здоровое любопытство газетчиков. Он разъяснял, как, за счет чего, с какой целью все это делается. При его умении убеждать люди начинали понимать задуманное, но при этом мало кто знал, какая глубокая душевная травма предшествовала его решению о еврореконструкции.

Еще тогда, когда “Полет” находился в условиях безденежья, по просьбе московских партнеров на “Полет” приехал важный чиновник американской фирмы “Эмерсон электрик”, директор “Эмерсон Европа” Оливер Делаж из Лондона в сопровождении клерков еще четырех национальностей. Они были подавлены ущербностью увиденного на “Полете”, а чкаловцам было стыдно. Один из руководителей этого европейского представительства немец Герт Фишер остановился и долго смотрел на паркетную дощечку, которая была уложена четверть века назад и, дай Бог, за это время один раз циклевалась и покрывалась лаком. Этот взгляд Фишера Фарбер запомнил навсегда. Тогда и решил как можно скорее начинать реконструкцию.

В 1997-м исполнилось десять лет пребывания генерального директора "Полета" в Чкаловске.

Его избрали депутатом Земского собрания, проблемы города стали ему родными. В маленькой комнатке преобразуемого заводоуправления (кабинет тогда еще не был отделан) Филипп Михайлович задушевно говорил о том, как он хочет, чтобы его завод стал самым работоспособным, самым красивым, о том, что за годы его директорства полностью обновлен ассортимент выпускаемой продукции, изменился уровень предприятия в целом. В основном, конечно, речь шла о продукции, так как ей живет генеральный. Например, о том, что ни один железнодорожный вагон, который строится в России, не уходит со сборки без микроволновой печи АО “Полет”. Работа с Тверским вагоностроительным заводом шла тогда на твердых договорных началах.

Вообще я убедился, что статика – враг “Полета” и Фарбера. За шесть неполных лет его директорства чкаловское предприятие прошло столько путей и дорог, что иному хватило бы и на тридцать. Вот как на сегодняшний день выглядит перечень изделий и услуг завода.

Изделия: генераторы СВЧ для МВ печей; комплектующие для СВЧ техники; бытовые микроволновые печи (220 В); микроволновые печи для оборудования железнодорожных вагонов, автомобилей и автобусов дальних перевозок (24 В, 55 В, 110 В); тепловентиляторы бытовые (2 кВт); тепловентиляторы промышленные (9 кВт); комплектующие для пневматического оружия; полки–кронштейны настенные для телерадиоаппаратуры; сантехнические устройства из нержавеющей стали для оборудования железнодорожных вагонов; комплекты еврочерепицы металлической (порошковое покрытие); сувенирная продукция; строительная фурнитура; мебельная фурнитура.
Услуги: металлообработка; литье пластмасс и алюминиевых сплавов; окраска порошками в электростатическом поле; пайка твердыми припоями; изготовление радиокерамики и металлокерамических узлов; проектирование и изготовление штампов и прессформ; изготовление нестандартного оборудования; гальванопокрытие; вакуумная технология.

Приближался двойной юбилей: 30-летие завода и 50-летие самого Филиппа Фарбера. Тогда он дал мне еще одно интервью.

Из интервью 1997 года.
Корр.: "Каково географическое направление “Полета” в рыночном пространстве?"
Фарбер: "Кроме России, это фирмы на юго-востоке Азии, например, южнокорейские. Сотрудничество с европейскими фирмами нам невыгодно, так как их продукция очень дорогая. А Юго-Восток добротен, недорог и понимает, что рынок России – очень емкий. Нам симпатичны эти фирмы, несмотря на их медлительный менталитет".
Корр.: "Изменился ли ваш основной принцип в производстве изделий?"
Фарбер: "Нет, не изменился. Он лишь обогатился важнейшим принципом маркетинга: не пытайся продать то, что производишь, а производи то, что продается".

Есть у руководителя "Полета" одна неосуществленная мечта, о которой он говорил мне в самый первый приезд и которая лучше других характеризует его как личность. Это программа обеспечения школ области микроволновыми стойками для быстрого приготовления пищи. Зная тяжелое финансовое положение школ, он предлагал для начала сотню из них обеспечить этими установками бесплатно. Но понимания со стороны руководителей народного образования это не нашло. И до сих пор он жалеет об этом.

Невзгоды судьбы он умеет принимать, хотя и эмоционально, но мужественно. Знаю: ему мучительно больно сознавать, что из 30 его сокурсников лишь 8 – в стране, остальные оказались за рубежом, что от родного московского “Плутона” осталось 20 %, а зарабатывают люди лишь на единый проездной билет; что вообще московская жизнь стала иметь мало достоинств в сравнении с той же чкаловской, где между людьми сохранились добропорядочные отношения.

Из интервью 1999 года.
Корр.: "Что бы вы хотели добавить в готовый журнальный очерк?"
Фарбер: "Хочу, чтобы вы упомянули о том, что “Полет” для фирм “Тиги-Кнауф” и “Кубань-Кнауф” производит высококачественные комплектующие для сухого строительства. В этом деле мы одни из первых в России. И обязательно упомяните уникальный медицинский прибор, который мы планируем выпускать уже в этом году".

Когда межконтинентальная баллистическая ракета при пуске с атомной подводной лодки вырывается из-под воды, то она вытягивает за собой огромный столб воды. Так глава предприятия всей своей интеллектуальной и физической мощью тянет за собой завод “Полет”, а с ним – целую систему инфраструктуры: торговый дом завода с многоотраслевым производством и магазинами, сферу обучения молодежи и создания новых рабочих мест, традицию благотворительства в отношении детей и ветеранов, услуги электронной почты и сети Интернет, ресторан европейского класса на улице Пушкина, первый в Чкаловске бизнес-центр. Короче, строит жизнь по европейским стандартам. Есть ли у вас, господа, возражения против такой стратегии полета?

Больше всего подкупает меня чкаловский директор самостоятельностью, я бы сказал, гордостью мысли. Он не устает повторять, что национальная гордость даже маленькой страны никогда не должна переходить в национальную ущербность. Он до фанатизма убежден, что российское не должно быть в мире самым плохим, а может быть лучшим в мире.

Евгений ФИЛАТОВ

Содержание номера | Поиск по журналу | Нижегородский предприниматель
Парсек
© Парсек,
г.Нижний Новгород,
1997-1999
Нижегородский бизнес on-line

© Иннов
© Поддержка и разработка сайта

  Яндекс.Метрика