ИМЕНА

Номер 1999 / 2-3 (содержание) Поиск по журналу Нижегородский предприниматель   

“Всегда приятнее дать, чем взять.”
М. Горький.


Пыльные улицы, жара, самодельный мяч, что гоняешь дотемна. Счастливое солнце в глаза и брызги прохладной речной воды. Спортивный зал. Вот мой противник. Капли горячего пота на щеке. Шум аплодисментов. Я победитель. Я буду мастером спорта по борьбе!

Мамонтов Е.В.

Второе дыхание


Эти картинки послевоенного детства навсегда останутся в памяти Евгения Васильевича Мамонтова. Вся жизнь прошла в родном Сормове. С ним связаны первые радости и открытия мальчишек. Бегали смотреть, как наращивают этаж за этажом здания все новых и новых микрорайонов: И потом назовут “Юбилейный”, “Светлоярский” “Седьмой”. А уж день переселения семьи Мамонтовых из барака, в котором тогда они жили, — памятен до сих пор. Не потому ли, что картина превращения панелей и арматуры в многоэтажное чудо сохранилась в его душе навсегда, он с годами придет к строительству жилья?

Все его сверстники занимались спортом. В основном увлекались футболом. Евгений тогда сразу понял, что для него существует только борьба. Но, когда своими руками впервые собрал детекторный приемник в радиокружке детской технической станции, и услышал, замирая, как из бывшей стреляной гильзы (!) запищали позывные, понял: вот оно — настоящее дело!

Но спорт не бросал. Лишь серьезная травма на первенстве СССР заставила в 25 лет оставить классическую борьбу.

Фамилия, разумеется, разжигала интерес узнать, не родственник ли он знаменитому русскому меценату Савве Мамонтову. Дед рассказывал, что в Сибири, откуда он был родом, есть поселки, где все поголовно Мамонтовы, и даже целый уезд с таким названием. Вообще по линии отца, Василия Васильевича, в роду были купцы, казаки. Какая-то отдаленная ветка семейного древа связала родством с генерал-лейтенантом К.К.Мамонтовым, воевавшим на стороне белых. Естественно, об этом факте вспоминали нечасто.

Существовала еще одна маленькая семейная тайна...

Запах ладана, свет из оконца часовни, купель с освященной водой, ощущение сопричастности с чем-то запретным - таким запомнилось Евгению его крещение. Еще один образ детства, запавший в душу. Он не задумывался, для чего нужен этот религиозный обряд, но в любом возрасте не стал бы перечить родителям. Нет, не в силу их особой строгости, просто он нежно любил маму и отца.

На поисках родства с Саввой Мамонтовым Евгений Васильевич поставит окончательную точку спустя много лет, когда построит плавучую гостиницу и назовет ее именем русского мецената. Судно затем будет продано в Португалию.

Жизнь шла своим чередом, как по расписанию. Учеба, работа, на которую шел с удовольствием. Еще бы, на заводе увлечение радиотехникой превращалось в серьезное “взрослое” занятие. Двухгодичный марш-бросок в спортивной роте в рядах Советской Армии, и опять за любимое дело радиоэлектронщика.

Лидером среди сверстников не слыл, но друзей у голубоглазого русого паренька Жени Мамонтова было немало. Привлекала его необыкновенная готовность помочь каждому. И сейчас, отвечая на вопрос о главном человеческом качестве Мамонтова, в первую очередь называют талант быть щедрым!

А тем временем, годы неумолимо приближали возвращение эпохи частной собственности.

Кабинет Евгения Васильевича Мамонтова корпорации “Транс-Националь Трайдинг”.

—Это уже третья фирма на моем веку, - поясняет Мамонтов.

-— А век начался...

— Когда распался Советский Союз. А до этого 22 года работал на заводе “Электромаш”. Был регулировщиком. Бывало, в конце месяца аврал, запарка, и пропадешь и днем, и ночью на работе, потому что от меня в эти дни в сборочно-монтажном цехе многое зависело.

— Вы словно жалеете об этом времени?

— И да, и нет. Просто все было ясно, крепко. Знали, что работаем на страну. А потом... Мамонтов машет рукой.

— Началась конверсия, и мы все остались не у дел, а какие люди были, какие мастера...

Новейшие радиолокационные станции ПВО страны доводились “до ума” на Правдинском заводе радиорелейной аппаратуры. К этому времени Мамонтов уже закончил учебу в высшем училище радиоэлектронной промышленности, вместе со смежниками развертывал крупные ракетные комплексы радиолокационных станций практически во всех военных округах страны.

— В 1987 году мне уже было понятно, что конверсия не сулит ничего хорошего электронной промышленности. Но уже в то время многим было доступно создать мелкое предприятие. Решил, я и это могу. И тогда у меня как будто открылось второе дыхание.

— В “следующую жизнь” Вы вступили с единомышленниками?

— Да, конечно, с друзьями.

Одним из близких друзей Мамонтов считает Николая Николаевича Худкова. В начале 90-х ЦНИИ “Буревестник”, которым тот руководил, разваливался. Требовались инвестиции. Мамонтов и Худков принимают участие в экологических программах. Одна из них известна всем: “Чистая вода”. Далее разработка сорбента для очистки воды, проекты агротехпарков для сельского хозяйства. АО “Нижегородец АЭРО”, возглавляемое Мамонтовым, к тому времени стало соучредителем Центра экологических технологий при фонде федеральных программ. Одновременно вместе с одним из ведущих московским КБ занимались проектированием авиационной техники.

А еще раньше, когда только-только создавалось самое первое предприятие, он познакомился с ведущими генералами Министерства обороны РФ. Те помогли приобрести предприимчивым нижегородцам военную конверсионную технику: продавали ГАЗ-66, “Уралы” на Север, в Татарию, Прибалтику.

-— Мы первыми в России начали осуществлять “плавучий” бизнес. Четырехпалубные корабли стали приспосабливать под гостиницы.

— Евгений Васильевич, вы же радиоэлектронщик, а не продавец. Не кажется, что тогда Вами руководил авантюризм?

— Вряд ли. Скорее, мы просто рисковали. Для того, чтобы азарт риска не превратился в обыкновенный авантюризм, необходимо обладать особым природным чутьем. Поймите, кто-то работает, чтобы хапнуть, нажиться и исчезнуть. У нас другой принцип. Мне хочется оставить что -то людям и после себя. Кстати, сейчас в нашей корпорации люди очень неплохо зарабатывают, так что каждый для себя определяет, авантюризм это или деловой подход.

Мы создаем капитал для фирмы. Совет директоров решает, какую сумму выделить для благотворительной акции. К примеру, только на памятник Александру Невскому в Городце был истрачен миллиард рублей. По тем временам огромные деньги.

— А зачем вам такие затраты? Хотите быть вторым Саввой Мамонтовым?

— Скорее быть его последователем. Двадцатый век начинался с этого мецената, а я хочу столетие таким же образом завершить.

В 1992 году в Нижнем Новгороде на Ошарской площади на средства Мамонтова был открыт бронзовый бюст маршала Георгия Жукова.

— У меня отец воевал в Отечественную. В госпитале, кстати, с мамой познакомился. Рассказывал, как дважды лично встречался с Георгием Константиновичем, которого очень уважал.

Сам, конечно, я далек от искусства, но когда ко мне обратился скульптор Иван Иванович Лукин, которому не могли профинансировать работу, помог ему с радостью. Почему именно ко мне обратился? Наверное, из-за фамилии. Мамонтов улыбается, но голубые глаза остаются серьезными.

— Лукин открыл мне свою мечту. Всю жизнь он хотел построить памятник святому князю Александру Невскому. На следующий год тогда исполнялось 730 лет со дня кончины князя в Городце. Лукин меня просто заразил своей идеей и сумасшедшей любовью

— К чему?

— К истории, к родному краю, к искусству. Поэтому мы и загорелись с ним всего за год поставить памятник в Городце.

Место для памятника выбрали на высоком берегу Волги. Водная гладь, отражающая необъятный купол неба, как бы намечала далекие границы Родины, а витязь на величественном постаменте, будто навечно встал на страже ее рубежей.

А еще через год Мамонтов и Лукин создают в Городце мемориальный комплекс в честь 50-летия Победы в Отечественной войне.

Пологие ступени ведут к массивной плите с барельефом в память подвигу в годы Великой отечественной войны. Здесь всегда возлежат цветы от жителей Городца. Если взглянешь в просвет колонн, скрепленных кольцом-нимбом, увидишь церквушку. Она словно осеняет благодатью этот памятник человеческому благородству.

Гляжу на ворох фотографий: на них запечатлены вместе с Мамонтовым известные политики, священники, люди из высших эшелонов власти. Кто для них Мамонтов? Удачливый бизнесмен, умеющий выгодно вложить финансы в дело? Строитель, уже переселивший несколько десятков семей из Норильска, Красноярска, в добротные красивые дома? Просто человек, тянущийся к искусству русской щедрой душой? Вспоминаю слова одного из сотрудников фирмы. “Мамонтов —хозяин. Крепкий, рачительный, без барства и спеси”.

Вот Никита Михалков улыбается Мамонтову, Вячеслав Добрынин поднимает бокал в честь человека, построившего Культурный центр в Мари-Эл и подарившего жителям г.Звенигова вечер с эстрадными звездами. Певцу Алексею Глызину Евгений Васильевич потом помог выпустить компакт-диск. А знакомство с народным артистом России Александром Правиловым произошло волей случая или, быть может, судьбы.

Как только двери театра распахнулись, резкий порыв ветра швырнул в лицо колючие снежинки. Правилов был даже рад этому ощущению. Оно отвлекало его от неприятных мыслей. Через неделю у него, известного певца, должен состояться бенефис. Оперный театр будет отмечать его юбилей, а обещанных денег на это весьма дорогостоящее мероприятие так и нет. Жаль, перевелись в России меценаты. Погруженный в невеселые размышления, Александр Сергеевич не сразу услышал, как с ним здоровается незнакомый молодой человек. Видимо, поклонник. А тот уже интересуется, не может ли чем помочь Маэстро, рассказывает о необыкновенном даре сопереживания людям, присущем директору фирмы, в которой он работает. “Это уникальный человек. Запомните его имя: Евгений Мамонтов”.

Спустя несколько дней множество знакомых, друзей, поклонников А. С. Правилова, собравшись в театре, произносили речи в честь юбиляра, и, конечно, слова благодарности человеку, который принес в дар артисту этот вечер.

А Евгений Васильевич Мамонтов лишь попросил на афише, извещавшей о бенефисе, слово “спонсор” поменять на “меценат”.

Стоп. Вижу на очередной фотографии “до боли знакомые” всем лица. - Да, это Андрей Климентьев, - подтверждает Евгений Васильевич. - Он тогда занимался судостроением. В те годы в нашем городе было четыре сильнейших предпринимателя. Судьба у нас сложилась по-разному. Например, Владимир Седов, выбравший ресторанный бизнес и не одобрявший тогда моего пристрастия к меценатству, сейчас издает журнал, пишет книги. Я рад за него. Любовь к отечеству, готовность служить ему, по-моему, не сравнимы с желанием только пополнять счета в банке.

— Евгений Васильевич, у вас много друзей, а есть враги?

— Конкретно не назову, но судите сами. Я дважды восставал, что называется, из пепла. Налоговая полиция проверяла каждый шаг, и в то же время душил налогами - К сожалению, для многих слово “ бизнес” -это синоним воровства. Между прочим, однажды я был арестован за незаконное хранение оружия. Это мне такой подарок сделали высокопоставленные гости из Ингушетии. Наверное, кое-кто хотел “пощупать”, не связан ли я с криминальным миром.

— “Остановись, мгновенье, ты прекрасно...” Какие лучшие моменты жизни Вы хотели бы оставить в памяти навсегда?

— Наверное, те, когда чувствуешь и понимаешь, что нужен. Скажем, помогли мы Городецкой православной церкви металлом для куполов. В НИИ “Буревестник” покрывали их “под золото”. Сейчас, наверное, сияют на солнце, радуют взор прихожан. Затем еще обратились три церкви. Им тоже помогли.

Спорт. С ним связаны самые лучшие и самые горькие минуты. Когда служили в армии в спортивной роте, постоянно проходили сборы, бесчисленные соревнования. 1968 год. Известные события в Чехословакии. Нас всех отправляют в Прагу. Там я пережил первую горечь потери близких друзей.

И сейчас мне небезразлична судьба спортсменов. Когда победы, рекорды позади, только единицам улыбается судьба, в основном ветеранов спорта незаслуженно забывают. Я неоднократно помогал моим друзьям, бывшим хоккеистам, и буду помогать им. В нашей корпорации работают чемпионы мира по хоккею с мячом.

Это Сергей Гладких, Александр Рычагов. Мы создали команду ветеранов “Старта”.

В этом году пригласили мастеров из Москвы, Подмосковья, Балахны. Провели турнир, вручили призы. В следующем году планируем разыграть международный кубок. Ждем ветеранов хоккея с мячом из Швеции, Норвегии, Финляндии.

В 1995 году Мамонтов выдвигается общественностью Городца и коллективом заволжского моторного завода кандидатом в депутаты Государственной Думы по Семеновскому округу. Уже тогда корпорация строила жилье для офицеров Севера, одна из первых в городе работала с жилищными военными сертификатами.

Сейчас у Мамонтова и его единомышленников готова программа по социальной защите военнослужащих.

— Необходимы такие законы, которые могли бы спасти экономику России с ее непомерными налогами.

Сейчас многие, чтобы уйти от налогов, открывают дочерние фирмы. Вы же понимаете, все это ведет к воровству, коррупции, к общему краху. Надо защитить предпринимательство. У меня есть программа выхода из кризиса, и те, кто ее знает, поддерживают меня. Я уверен, что сегодняшняя власть в этом году на выборах проиграет. Это будет борьба титанов и денег.

— А вы считаете себя титаном?

— Меценатом,— улыбается Мамонтов.

Когда рабочий день подходит к концу, Евгений Васильевич спешит домой. Окунувшись в семейный уют, в привычные домашние звуки - щебет внуков, мягкий говорок жены, он чувствует себя отдохнувшим от дневных забот.

Но когда ночь заставляет все постепенно затихнуть, мысленно он вновь в мастерской скульптора как бы продолжает обсуждать будущий памятник князю Юрию Всеволодовичу. Пока совместный замысел ему нравится. Пусть не в нынешнем, а в следующем году, но в Нижнем Новгороде будет памятник его основателю! По всей видимости, встанет царственный всадник над волжской кручей.

Жаль, что пока ничего не выходит с бронзовым бюстом Федору Шаляпину. Уж очень дорого стоят работы по металлу. Наверное, дом построить - и то дешевле. В прошлом году в Борском районе отличное здание возвели на 70 квартир! Такие же дома построили в Ивановской и Владимирской области. А в следующем году обязательно начнется строительство большого жилого массива в Лукино. Фундамент уже подвели, совсем немного до начала основной стройки.

Интересно, как люди назовут этот новый микрорайон, — может быть, Мамонтово? Не зря же Юрий Адрианов посвятил Евгению Васильевичу такие строки:

Во мнениях единства не проси:
Порой они в своих пристрастьях
лживы!
Давным-давно мы знаем: на Руси
Нет мамонтов,
Но Мамонтовы живы.

Наталья Михайлова


Содержание номера | Поиск по журналу | Нижегородский предприниматель
Издательство Парсек
© Парсек,
г.Нижний Новгород,
1997-1999
Hosted by VVIC

© Иннов
© Поддержка и разработка сайта

  Яндекс.Метрика