ДВА ПОКОЛЕНИЯ МУКОМОЛОВ БАШКИРОВЫХ

Как известно, со 2-й половины ХIХ века Нижегородская губерния, в силу своего выгодного географического и экономического положения стала одним из важнейших центров мукомольной промышленности в Поволжье. Это обусловливалось во-первых, наличием железной дороги, соединившей в 1862 году Нижний Новгород с Москвой и, следовательно, с Петербургом; во-вторых, удобствами доставки зерна водным путем из хлебородных низовых поволжских и прикамских губерний; в-третьих, успехами мукомольной промышленности, заменившей в те годы каменные жернова чугунными вальцами и наличие подобного производства в Нижнем. Здесь имелась мастерская мельничного оборудования австрийского подданного И.О. Горвата, вошедшая затем в состав машиностроительного завода “Добровы и Набгольц”, выпускавшего ежегодно полный комплекс оборудования для 30-35 паровых и водяных мельниц.
В 1893 году при общем объеме промышленного производства Нижегородской губернии около 19 млн. руб. в денежном выражении, мукомольная отрасль произвела продукции на 6089 тысяч рублей, уступив лишь немного отрасли металлургической и металлообрабатывающей с объемом производства 6776 тысяч рублей. В 1895 году эти показатели составили соответственно - около 20 млн рублей, 8375 тысяч рублей и 10734 тысяч рублей. К этому времени в Нижнем Новгороде существовала мощная группа предпринимателей - Башкировы, Блиновы, Бугровы, Дегтяревы - достигших своего процветания в хлеботорговой отрасли: приобретении зерна, его транспортировке, переработке и последующей реализации в различных регионах Российской империи и за рубежом.

Зарождение мукомольной промышленности на нижегородской земле относится к 70-м годам Х1Х века, и одним из первопроходцев местного мукомолья был дворовый человек помещика Лишева из села Копнина Нижегородского уезда портной Емельян Григорьев Башкиров. Отпущенный барином в 1850 году на оброк в Нижний, Емельян забросил портняжное ремесло, предпочтя ему торговлю сеном на базарах. Дела у него пошли достаточно хорошо и к году “Великой реформы”, освободившей русское крестьянство от крепостного рабства, ему удалось скопить денежнуюсумму достаточную для того, чтобы купить на окраине Нижнего, у “Решетки”, приличный домик. В новое родовое гнездо вскоре перебрались из деревни три сына Емельяна Башкирова - Николай, Яков и Матвей. Все трое овладели азами грамоты у сельского дьячка и, в отличие от неграмотного отца, умели и читать, и писать, а главное - считать.

Емельян Башкиров отдал среднего и младшего сына - Якова и Матвея в услужение к москательщику Батаеву на Нижнем базаре, а сам со старшим - Николаем нагрузил небольшое судно красным товаром ж отправился вниз по матушке, по Волге до Астрахани. Такие торговые рейсы повторялись ежегодно и к 1870 году Емельян Башкиров считался “в десяти тысячах” и записался в нижегородские 1-й гильдии купцы.

23 ноября 1871 года нижегородский нотариус Шубинский засвидетельствовал договор об открытии нового торгово-мукомольного предприятия - Нижегородского торгового дома Емельяна Башкирова с сыновьями.

Глава дела - нижегородский 1-й гильдии купец Емельян Григорьевич Башкиров по своей неграмотности поручил подписать учредительные документы нижегородскому 2-й гильдии купцу Н.Н.Пупкову. Соучредители - “нижегородские купеческие сыновья” - Николай, Яков и Матвей Емельяновичи расписались собственноручно, точно в такой последовательности, по-старшинству. В подписи старшего брата, Николая - сделана одна грамматическая ошибка, Матвей - младший, ошибся трижды, средний, Яков - подписался безошибочно.

Начальный капитал нового торгового дома составил 6О тысяч рублей серебром “в движимом и недвижимом имении, товарах и долгах”: такова первая запись в “Главной книге” фирмы, сделанная в декабре 1871 года. Вторая запись в ней - от 1 января 1872 года - гласит: “С открытием торговых книг по верной оценке имущества поступил в торговлю добавочный наличный капитал соразмерно от всех членов Торгового дома в сумме 259229 рублей 76 копеек”. Таким образом, учитывая первоначальные 60 тысяч, наличный капитал фирмы, поступивший в торговый оборот с 1 января 1872 года составил 319229 рублей 76 копеек.

Прошел всего год, и на 1 января 1873 года зти цифры изменились очень зримо: торговый оборот достиг 910,5 тысяч рублей, а чистый капитал - 421,4 тысяч.

Какое же “движимое и недвижимое имение, товары и долги” Торгового дома Емельяна Башкирова с сыновьями образовывали в совокупности эту последнюю сумму?

Главная недвижимость семейства - это, конечно, паровая мельница на берегу Оки в Благовещенской слободе, оцениваемая в 110 тысяч рублей, да еще 50 тысяч вкладывалась в мельничное строительство. Среди прочей недвижимости - два жилых дома: на Ямской улице - старое родовое гнездо, и еще один дом с хозяйственными постройками на Гребешке - общей стоимостью около 13 тысяч рублей.

Имелся собственный грузовой флот, состоящий из одного буксирного парохода и девяти хлебных барж, оцениваемый в 84 тысячи рублей.

На складах хранилось 165 тысяч пудов пшеницы на сумму около 325 тысяч рублей, готовой продукции тысяч на сто.

А реализация этой продукции - муки различных сортов и помолов, отрубей и тому подобного осуществлялось через несколько лавок: три местные - собственная на ярмарке и арендуемые у А.П.Бугрова и З.А.Извольской - в Канавине и на Нижнем базаре, плюс две арендуемые иногородние - в Москве и Петербурге.

Но, пожалуй, главной удачей этого года стали для Башкировых признание их продукции крупнейшими знатоками хлебопечения и не менее известным предпринимателем в этой области И.М.Филипповым. Плохой муки “главный булочник” России покупать бы не стал, и нижегородские мукомолы стали его постоянными поставщиками.

1874 год для семейства Башкировых оказался не столь успешным, как предыдущий: оборот упал почти в 1,5 раза прибыль составила чуть более 10 тысяч. Заметно уменьшились закупки зерна, сократились его запасы на складах - всего-то 88 тысяч пудов на сумму 120,6 тысяч рублей. Зато существенно прибавилось башкировской недвижимости: был куплен дом на Московском шоссе ценою 18,5 тысяч, еще один дом - в Благовещенской слободе рядом с мельницей - за 12 тысяч, а на самой мельнице пущен новый корпус, обошедшийся хозяевам почти в 84 тысячи рублей. В итоге балансовая стоимость слободской мельницы выросла в два раза, до 210 тысяч рублей.

В 1875 году Торговый дом Емельяна Башкирова с сыновьями наверстал упущенное, добившись прибыли около 125 тысяч рублей, а во второй половине 70-х годов его ежегодная прибыль установилась на уровне 300-400 тысяч рублей серебром.

“Миллионщиками” Башкировы стали в 1877 году, когда чистый капитал фирмы достиг 1172956 рублей.
Семейное дело крепло и развивалось, требовало свежих сил. В 1878 году все три брата одновременно откупили от воинской повинности своих отпрысков - Михаила Николаевича, Александра Яковлевича и Николая Матвеевича. Рекрутские зачетные квитанции для “нижегородских купеческих внуков” обошлись фирме в 9579 рублей, что также было занесено в “Главную книгу”.

На исходе 70-х годов Торговый дом Емельяна Башкирова с сыновьями вплотную приблизился к рубежу двух миллионов чистого капитала, создав надежный фундамент для дальнейшего развития.

За истекшее десятилетие семейство очень существенно приумножило свою недвижимость. В дополнение к слободской паровой мельнице оно приобрело в 1875 году старую водяную мельницу в Мысовке на реке Линде, заплатив за нее всего 13,7 тысяч рулей. К 1879 году это было уже вполне современное мукомольное предприятие, оцениваемое в 10 раз дороже. Тогда же началось строистроительство новой паровой мельницы на противоположном берегу Оки в Канавине. В эти же годы Башкировы приступили к приобретению недвижимости за пределами своего места жительства - в Саратовской, Самарской, Царицынской губерниях, самых хлебородных местах Среднего и Нижнего Поволжья. Вся башкировская недвижимость к концу 70-х годов оценивалась в 422 тысячи рублей.

Значительно увеличился за это время и флот фирмы, который в 1879 году насчитывал пароходы “Минин” и “Нижегородец”, а также 19 хлебных барж, и стоил 190 тысяч рублей.

Не забывали Башкировы и о приобретении ценных бумаг, хотя особенно зтим не увлекались. Если в 1874 году таковых в фирме имелось всего на 1950 рублей, то в 1877 году на 50 тысяч, а в 1879 году - на 162 тысячи. Эта последняя цифра оставалась достаточно стабильной все последующие годы деятельности Торгового дома Емельяна Башкирова с сыновьями.

80-е годы стали временем дальнейшего расцвета семейного дела Башкировых. Наибольшее внимание уделяли они новому мельничному строительству и техническому перевооружению имеющегося мукомольного производства. На первой их мельнице - в Благовещенской слободе - в 1888 году был введен в строй элеватор, постройка которого обошлась почти в 100 тысяч рублей. С 1883 года начала действовать новая паровая мельница в Канавине, балансовой стоимостью 550 тысяч рублей. Во второй половине 80-х годов Башкировы приступили к строительству одной из крупнейших и современных мельниц н Поволжье - в Самаре, на приобретенных там в 1885-1886 годах земельных площадях. В 1887 году в сооружение самарского мукомольного гиганта было вложено 1225 рублей, в 1888 году - уже 152 тысячи, а на следующий год - полмиллиона. В 1890 году новый мельничный комплекс в Самаре, балансовой стоимостью 800 тысяч рублей, вступил в строй.

Для обеспечения потребностей собственного строительства в деловой древесине и топливе, а также для различных хозяйственых нужд, Башкировы приобрели несколько лесных дач в Нижегородской и Владимирской губерниях. Общая стоимость их недвижимости в 1890 году приблизилась к 1,8 млн рублей.

Немалые средства Торговый дом Емельяна Башкирова с сыновьями вкладывал в развитие речных хлебных перевозок. Постоянно наращивалось приобретение и собственное строительство хлебных барж, число которых по сравнению с 1880 годом увеличилось более чем в полтора раза, составив в 1890 году 34 единицы. Для проводки этого каравана имелось 3 буксирных парохода - «Минин», «Нижегородец», «Великая княгиня Мария» - и паровой баркас «Мукосей», а для ремонта судов - собственный док. 305 тысяч рублей - в такую сумму оценивался башкировский флот в 1890 году.

Торгово-производственная деятельность фирмы Башкировых в 1890 - 1891 годах достигла пика. Если, например, в 1880 году на принадлежавших ей складах, пристанях, мельницах находилось пшеницы, ржи, проса, гречихи и другого зерна на 620 тысяч рублей, а готовой продукции - муки разных сортов и отрубей - на 329 тысяч рублей, то в 1890 году - соответственно на 1,2 млн рублей и 2,1 млн.

За эти годы Башкировы очень расширили свою закупочно-заго-товительную сеть. Представители фирмы, занимавшиеся закупкой и организацией перевалки зерна, имелись практически на всех более-менее крупных пристанях среднего и нижнего течения Волги. Энергично приобреталась недвижимость в этих районах. Башкировы обзавелись жилыми домами и складскими помещениями в Балакове, Саратове, Самаре, Камышине, и других населенных пунктах.

Не меньшими темпами шло расширение сети лавок и складов, через которые Башкировы осуществляли реализацию готовой продукции мукомольного производства. Они были созданы в Нижнем Новгороде, Москве, Петербурге, Царском Селе, Риге, Гельсингфорсе, Самаре, Астрахани - это в пределах Российской империи. Но с середины 80-х годов Торговый дом Емельяна Башкирова с сыновьями вышел на европейский хлебный рынок завязав связи с германскими хлеботорговыми фирмами Кракау и Гессе, Леон и Ко Брант и Ко и другими, обзаведясь складами и конторами в Гамбурге, Любеке, Берлине.

В 1886 году основатель Торгового дома Емельян Григорьевич Башкиров, так и не постигший грамоты, в последний раз поручил подписать итоговый баланс своему поверенному и удалился от дел. Начиная со следующего года только три подписи скрепляют годовые бухгалтерские отчеты - автографы трех братьев-наследнков: Николая, Якова, Матвея. Торговый дом Емельяна Б ашкирова с сыновьями продолжал существовать, мельницы крутились исправно и приносили владельцам ежегодную прибыль в среднем около 600 тысяч рублей.

Впрочем, никто из нижегородских мучных королей на жизнь не жаловался. В 1893 году, например, при общем объеме производства фабрично-заводской промышленности Нижегородской губернии около 19 млн рублей в денежном выражении, мукомольная отрасль произвела продукции на 6089200 рублей, уступив лишь немного отрасли металлургической с объемом производства 6776224 рублей.

Вернемся, однако, к Торговому дому Башкировых, в недрах которого при всем наружном благополучии и процветании, начали возникать серьезные противоречия между его совладельцами. Николай Емельянович, старшой, был ярым сторонником активного освоения внешнего хлебного рынка. Именно им было “прорублено окно в Европу” для башкировской продукции. Братья же его предпочитали вести торговые операции внутри России. Подобное обстоятельство вполне могло стать истоком конфликта между членами Торгового дома, нерушимость и стабильность которого еще несколько лет поддерживалась благодаря родительскому авторитету столпа семейного дела Емельяна Башкирова. Кончина патриарха означала бы естественный конец одной фирмы и закономерное рождение трех новых.

Не касаясь несомненных психологических нюансов подобного “развода”, обусловленных различием характеров и темпераментов братьев Башкировьх, обратимся к беспристрастной бухгалтерии, зафиксированной на страницах “Главной книги”, которая предоставит нам еще кое-какую “информацию к размы- шлению”.

Есть в заключительных годовых балансах фирмы постоянная графа: «Личные счета членов Торгового Дома», где отмечались их ежегодные «обращения» в общую кассу, т.е. личные долги фирме. Так вот, если суммировать все личные долги каждого соучредителя за все 20 лет существования Торгового дома, то получится очень интересная картина: основатель фирмы Емельян Башкиров - 55 тысяч рублей, его наследники-сыновья, по старшинству: Николай - 2,2 миллиона, Яков - 1 миллион, Матвей - 600 тысяч рублей. Думается, что такое «привилегированное» положение старшего брата вряд ли устраивало среднего, а, тем более, младшего, и было еще одной побудительной причиной для раздела фирмы.

В середине 1891 года, после смерти Емельяна Башкирова, такой раздел состоялся: поделив на три равные доли чистый капитал Торгового дома в движимом и недвижимом имуществе, товарах, кассе и долгах, составивший на 23 июля 1891 года 9518389 рублей, 5 копеек, и, получив каждый по 3172796 руб. 35 коп. Братья Башкировы вскоре основали собственное мукомольно-торговые фирмы: Николай - в Самаре, Яков и Матвей - в Нижнем Новгороде.

В. Колябин.

Сегодняшним продолжателем дела Башкировых в Нижнем Новгороде является ОАО Нижегородский мукомольный завод, возглавляемый генеральным директором Валерием Ивановичем Бабушкиным.
Это акционерное общество - крупнейший производитель муки в регионе: 10 тысяч тонн в месяц. Его продукция расходится по хлебозаводам Нижнего и области.
Более 100 лет назад Емельян Башкиров возвел корпуса своего детища. Но и сейчас еще эти здания используются по прямому назначению: старое административное здание, мельница, в которой расположен 1-й цех ОАО, правда, с обновленным оборудованием.
До сих пор жители Канавина называют мукомольный завод на Интернациональной, 96 - “башкировскими мельницами”.

Цены 1911 года в Нижнем Новгороде

Мука ржаная
Хлеб черный
Хлеб белый
Плата за проезд на трамвае
(С правом перехода на другую линию)
Налог с автомобиля с 1 л\с
Пара кожаных сапог
Жалование полицейского
Жалованье городского головы


- 1,25 - 1,35 рублей за пуд.
- 2 - 2,5 копейки за фунт.
- 7 - 8 копеек за фунт.

- 3 копейки.
- 3 рубля.
- 4 рубля.
- 12,5 рубля в месяц.
- 250 Рублей в месяц


Главная | Нижегородский предприниматель | Содержание

Parsek (logo)
©1997

© Иннов
© Поддержка и разработка сайта

  Яндекс.Метрика