18 июня - День медицинского работника 2001/1-2 Поиск по журналу Нижегородский предприниматель   


In favorem homo

Идем вдоль стены из органического стекла, отделяющей нас от производственной зоны, гермозоны, как ее здесь называют. В ней избыточное давление воздуха, из нее он выходит свободно, а заходит через фильтры. Полы там моются с дезинфицирующим веществом не реже шести раз в сутки. В высоком помещении площадью 1500 квадратных метров в одну минуту воздух обменивается 20 раз. Оборудование и руки работников периодически протираются спиртовыми салфетками. Чтобы попасть в гермозону, надо пройти через шлюз, через санпропускник. Люди моются, надевают спецовки, промежуточную обувь меняют на чистую. На руках не должно быть никаких ювелирных изделий — руки проверяют санитары. Тех, кто нарушает правила, увольняют, потому что больному такое нарушение может стоить жизни. Шприц должен быть стерильным. Ни один болезнетворный микроб через него не должен попасть к человеку. Если представить себе сотни миллионов уколов ворсминскими шприцами, можно понять степень риска. Поэтому производство это и называется чистым, и является таковым de facto.
История создания этого производства началась в 1989 году с постановления правительства о развитии производства одноразовых инструментов — игл и шприцев. К делу привлекли все министерства ВПК. Часть оборудования создали оборонщики, часть закупили в Италии и Германии.
Чтобы создать новое производство в переходный для экономики страны период, директору "Медполимера" пришлось решить колоссальное количество сложных задач, и Михаил Дегтярев справился с ними с честью. Возглавляемое им предприятие работает круглосуточно и в год выпускает 70 миллионов шприцев одноразового пользования.
Отечественные материалы — полиэтилен и полипропилен — поступают на инженерный чердак. Отсюда они так же, как и электроэнергия, вода, воздух, по запросам каждого станка поступают в производство, которое начинается с литейного участка. Действуют четыре импортных и три российских термопластавтомата. С нашими приходится возиться, импортные работают как часы. Производство экологически безгрешное, безотходное, все остатки материалов возвращаются в дело, человеческая рука к самому процессу производства не прикасается. Например, сборка шприцев: цилиндры засыпаются в один бункер, штоки во второй, резиновые манжетки — в третий. Шприцы собираются автоматически, ссыпаются в мешки и передаются на следующую операцию.
— В ваше производство можно влюбиться, — говорю директору.
— Вот и влюбляйтесь, — отвечает Дегтярев, — за эту влюбленность не забудьте поблагодарить руководителей нижегородской фирмы "Утро" А. А. Соколова, В. В. Зудилова, Ю. С. Макарова. Если бы они в свое время не вложили в создание производства деньги, ничего бы не было. Мы считаем их отцами этого предприятия.


Михаил Дегтярев,
директор ЗАО "Медполимер"

Михаил Дегтярев после окончания политехнического института в 1957 году был направлен на Ворсминский медико-инструментальный завод им. Ленина. Работал мастером, начальником лаборатории, председателем завкома, начальником ОТК, 20 лет был главным инженером.
В 1993 году с организацией ЗАО "Медполимер" ему предложили возглавить его и довести до конца то, что он начинал как главный инженер, — достроить и запустить производство одноразовых шприцев.

— А из ваших кто стоит в коренниках?
— Это бывший главный инженер Александр Осоев, ныне мой заместитель по коммерческой части. Он создавал это производство. Назову главного бухгалтера Георгия Ерофеева. Во многом благодаря ему мы вышли из финансовых дебрей, в которых одно время заплутались. Владимир Ваулин раньше работал технологом на заводе им. Ленина, был бригадиром, когда шло строительство, обучался по импортному оборудованию за границей, сейчас он начальник производства. Вместе с ним учился за рубежом бывший наладчик, ныне начальник участка Борис Ломакин. К тем, на ком держится производство, относится и Валерий Лукашевич. Это основной костяк.
— Приезжали к вам иностранные шеф-монтажники?
— Нет, все смонтировали сами. Запустить производство нам помогли работники Елецкого завода по изготовлению шприцев, которые освоили это оборудование раньше.
— Какие шприцы вы выпускаете?
— Сегодня мы делаем два вида 20-миллилитровых шприцев — двух- и трехэлементный, делаем 10-миллилитровые и 2-миллилитровые шприцы. Кроме этого, комплектующие для систем переливания крови, катетеры.
— Что можно сказать о качестве вашей продукции?
— Пока мы не получили сертификата качества, соответствующего европейскому уровню: недостаточно прозрачен наш пропилен, слишком толстая стенка, и оставляют желать лучшего колющие свойства игл. Мы работаем над этими проблемами. Но фирмы Германии, Италии, Индии изучали качество наших шприцев и в целом считают их конкурентоспособными, им нравится наше производство.
Мы подошли к заключительным этапам работы. Казалось бы, чистейшие шприцы герметически упакованы, но бумага газопроницаема, и прямо в коробках они поступают в стерилизатор, где газ, убийственный для микробов, придаст им стопроцентную безопасность, потому что сделаны они, как гласит латинское изречение, вынесенное в заголовок, in favorem homo — на благо человека.
Георгий ГОРДЕЕВ


Содержание номера | Поиск по журналу | Нижегородский предприниматель

Парсек

© Парсек,
г.Нижний Новгород,
2001

© Иннов
© Поддержка и разработка сайта

  Яндекс.Метрика